Грустные девочки много курят (с)

И вот бегут эти грустные девочки в сумерки с баллончиками краски и сигаретами. Напевают в голове песни про больших синих китов. Они пишут на стенах строчки стихов Есенина и фотографируют с крыш закат. А я стою и думаю, что это, должно быть, красиво. Лучше звездной ночи Ван Гога. Это то, что пришло на смену прежним шедеврам. Это то, что..? А я стою и не понимаю. Это красиво. Эти сумерки. Эти силуэты в них. Закаты на крышах. Так почему же я чужая этому всему? Почему я опять чужая этому миру? Да чёрт с ним с миром, я безнадёжно влюблёна. Как, должно быть, и всё они. Но..


Во сне и наяву я
Всё время представляю,
Как я тебя целую,
Как я тебя ласкаю,
То этот нежный локоть,
То белые колени.
О, похоть, похоть, похоть!
Сильней огня в геенне.

Tu vas me détruire.

«Слушай рэпчик,» — говорит он. А я опять не понимаю. Что ждёт их потом? На кого они оставят закаты и китов, когда вырастут? А ведь всерьез верю, что искусство вечно. Так что же это тогда? Кажется, кончились все мои вечности, а в этой я слишком странная. Я не фотографирую китов на проспектах, как все творческие и необычные личности. 

Мне нужно отстать от людей и этого человека. Я ошиблась.
Первый раз меня обманул мой слух. Ведь у него был охуительный голос. 

Обсудить у себя 6