Категория: Гермина в Аду.

сумбурная животная химия, недостойная..

  — И все наши «чувства» — это не больше, чем животная химия, недостойная Сверхчеловека. <...>  Просто набор инстинктов, гормональная химия. Счастье, эйфория или печаль — все это можно вывести на бумаге в виде формулы. Или искусственно синтезировать с помощью тех или иных веществ. Разум же — нет. (с)

...

Печаль, говорите… А как быть с Вашей? Эта смертельная тоска, Гарри, и бритва уже не кажется выходом. Бритва — это лишь отчаянье из-за собственного бессилия. И Вы ведь тоже… Вы бессильны в своем протесте. И эти страдания Вам причиняет Ваш разум. Кажется, парадоксально? 


 

Разве не его разум рождал это отчаянье и разочарование? В ту ночь, когда он бежал от себя, от дома, от принятого решения… от осознания того, что он бессилен. Придя домой, он не сможет взять бритву и перерезать горло. А должен. И он убегал не потому, что боялся смерти, а потому, что не был способен на это.  

Я сегодня опять думала о Вас. 
Думала и не решалась написать. Я виню себя за это.
За то, что не пишу. Это ведь мне тяжело, а я, кажется, обещала быть сильной. Вы говорили, что наше общение не представляет ценности… Но Вам нужен собеседник. Это заметно. Пожалуй, слишком. А я игнорирую Ваши сообщения и свои мысли.

Вы боитесь испачкать в этом белоснежный манжет рубашки,
а я задыхаюсь этим.

Один человек сказал, что Вы поставили планку,
а я была готова прыгать. В том то и дело, что прыгать.

Когда-нибудь я положу руку на Ваше плечо. Стены не рушат словами? А я попробую. Попробую в последний раз. И пусть нас убьёт осколками, но перед смертью мы увидим звёзды. 

...

- Но будет ли мне дело до того, что погибнет он, если он погубит меня?.. Впрочем, это, кажется, и есть отношения равных. Когда один полностью разделяет участь другого, пусть и абсурдно это. (с)

 

Но постойте, мы не слышим друг друга. 

Обсудить у себя 9