Категория: Гермина в Аду.

немного сказок

Кричит петух. И серебро минутной стали льет небо на себя и небо леденеет. Кричит петух. Рассветный вой на желтую луну. Рассветный вой под стоны, крики хохот из-под копыт кота в кошмарном сне. Рассветный вой. Тот, кто пришёл в рассвет из чащ льет звезды из колодца в горсти трав и тени. Рассветный час был проклят петухом в одну звезду. Кричит петух. Или кричал? Кричал ли? Было ль что-то в этой страшной мгле?

Я снюсь тебе. И серебро ушедших звёзд в ночь льет небо на меня и небо замирает. Кричал петух. Кот злобно скалил зубы в вечность, гранёной сотнями зеркал. Я снюсь тебе. Петух вскричал проклятье в третий раз. Я снюсь тебе. Тот, кто пришёл, уйдёт с рассветом выше, чем на небо, вслед за птичей стаей. Кричит петух. Рассвет настанет вечностью позднее петух об этом знал. Петух уснул. Забыв последний предрассветный час. 

*****

На самом деле это то, что возвращается ко мне образами, картинками, словами, запахами. Это не мои воспоминания, нет. Боюсь, это вообще не воспоминания.

Иногда — сказки. Старые сказки в зелёном переплёте и жёлтыми страницами. Обложка своим цветом напоминала тину или ил. Болота, которые снились мне. Русалки. Кикиморы. Напоминала листву. В лунном свете. Шорохи. Изгибы теней между деревьями. Это всё было заключено в обложке этой книги. Остальное… остальное было на её страницах. Поросшие мхом камни. Ещё не отдавшая всё своё тепло ночи, вода в пруду. Звёзды. Там, наверху, между кронами деревьев… звёзды. 

Иногда — короткие отрывки того, чего в этих сказках никогда не было. Не было и в моих снах. Но оно есть. Этот старый дом. Жухлая трава и шипящий чёрный кот сверкающий глазами из под вырытых корней дерева. В этот раз там был рассвет. Было свежо и холодно. 

И этот чёртов петух, которого я никогда раньше не видела. 

Обсудить у себя 6