Категория: Гермина в Аду.

какие-то следствия из полнолуний и коньяка

Теперь-то уж точно невозможно молчать. Где граница у этого теперь, и что было тогда — я не знаю. Просто теперь, сегодня, спустя день после моей выходки… И нет, моя выходка вряд ли что-то изменила или на что-то повлияла. Вряд ли время стоит отсчитывать от моего звонка. Со стороны можно подумать, что это всё изменило, что это всё разрушило, что для этого шага нужны были силы. Ахах, для этого шага нужно было полбутылки коньяка (Вы правы, гадская гадость.) и… Нет, без «и», только коньяк. Его достаточно. И ничего это не меняло и не ломало. Ибо ничего не было. На тот момент. Ничего. Уже ничего. 

Только тогда, если мне и хотелось сказать всё, то я была умнее.
Теперь, когда молчать невозможно, а говорить некому… я не могу найти себе место. 

Теперь бы я пошла к кому-нибудь и начала говорить. Но о чём? О том, что я хочу сказать. Забавно. Говорить это и говорить об этом (так же размыто, как и сейчас, впрочем.) То, что я хочу сказать, должен услышать только один. И он не поймёт этого. Теперь всё разрушить могла бы только моя искренность. А потому… Вы абсолютное метафизическое хуйло, мистер. Да, я злюсь. Мне ведь теперь говорить со стенами. Писать к стенам, а не… А не важно. 

Мне было весело в то полнолуние.
Я смеялась. 

Я проклинала Вас. 

Обсудить у себя 2