Категория: Гермина в Аду.

06.03.15

И ты непременно сидишь
В изножье моей постели
Прекрасный, но призрачный,
Призрачный, но живой.
(с) Е.Г.


Нужно выпить больше.
Нужно выпить ещё больше. Уже не так мерзко.
Вы теряете надо мной власть. Вы уходите из моей головы.
Вернее теряетесь там, проваливаетесь в сладкое никуда.
Если бы Вы сказали мне об этом вчера, запретили, я бы послушала.
Запретили? О, нет. Это был бы негласный запрет,
выраженный чем-то отдалённым. Любым словом.
Но Вы ничего не сказали. А теперь поздно. Поздно. 

Мне мерзко от того, что происходит. От того, что я делаю.
Но я не остановлюсь. Я перегну палку и задохнусь этой грязью.
Уже не сладкой. 

А Вы? Вы ничего не сделаете.
Вы будете не в силах. У Вас больше нет власти.
Ещё бокал, и в зеркале я не увижу медальона с синеглазой совой.
Больше не увижу. С совой. Каждый раз я вздрагиваю,
когда вижу её синие глаза. Я больше не могу.
Ещё бутылку. S'il vous plaît, encore. 

И я забуду о Вас, а через четыре часа поймаю себя на том,
что непроизвольно копирую Вашу манеру говорить.
Страшно разозлюсь. Рассмеюсь.

А потом начну рассказывать идущему рядом со мной человеку про Вас.
Потому, что рассказать обязательно нужно.
Я всё исковеркаю и выверну, чёрт знает как. 
Может быть, от этого мне и будет легко говорить.
А может, от того, что в моих словах Вас нет. 
Но их отчего-то нужно сказать.  

Я прошу Вас вытащить меня из этого,
хотя понимаю, что сейчас это бесполезно.
Я сорвусь. Чёрт, да кого я обманываю, я уже сорвалась.  

Обсудить у себя 7