Категория: Гермина в Аду.

Картинки.

А так всё идёт: скучно в Москве и дождливо в Крыму… (с)
Так и идёт. И я не хочу писать либретто, я хочу рок-н-ролла.
И я снова хочу рок-н-ролла.
А живу, как дешевая глупая кукла: 


Но я не продаюсь. Меня не покупают. Лишь бездомные тянут руки и пускают слюни по ту сторону витрины. А мне мерзко. У меня рыжие растрёпанные волосы и зелёные глаза. Я хлопаю длинными ресницами. Раз так, я хотела бы походить на ту фарфоровую балерину на верхней полке нашего кукольного магазина. Но я хочу рок-н-ролла и в недоумение расправляю складки на своём пышном платье. Здесь что-то не так. Не та картинка. Однозначно.
(Другая) 
Стою на балконе четвёртого этажа. Смотрю на город. Есть в этом какая-то магия. Пелена серых облаков повисла на тёмно-синем небе. Горят огни. Это окна девятиэтажек выстраиваются мозаикой на тёмно-синем. И я пытаюсь заглянуть в ближние окна. За пыльными подъездными окнами течёт жизнь. Хлопают дверями и желают доброго вечера. На кухнях пьют чай. Звенят ложками, размешивают сахар. У каждого своя история. Даже у наполовину оторванного куска обоев своя жизнь. Сигналят машины, мигают фонари. Я слушаю глухие шаги, шум машин и скрип дверей. И мне хорошо. 
Я бы растворилась в этой темноте, как сахар. Стала тёмно-синей вечностью или тусклым светом. Лишь бы не возвращаться. 
«Если б я знал, как это трудно — уснуть одному… Если б я знал, что меня ждёт, я бы вышел в окно.» 
А я знаю. И мне пора возвращаться. В мой глупый мир. В мою глупую и пустую жизнь. 
(третья, ненужная) 
И я сижу на ступенях лестницы грязной улицы. Я смотрю на огонь, что лижет камни и подстерегает у каждого подъезда. И я горю в этом огне. Склонив колени. Сложив руки. Опустив голову. Мне никуда не деться. Мне нельзя выше. Я не взлечу. Мне остаётся лишь беспощадное закатное солнце. Лишь огонь. И «мы сгораем в том, что творим и создаем сами, в этом наша губительная и сказочная слава и гордый вызов несгорающему фениксу.» Огонь высушит все лужи, огонь выжжет мне сердце. Что мне ещё делать в это грязи? Где все такие грязные, но красивые. Где лишь солнце и книги… Мы отыграли первое действие. Не верьте в конец. Не верьте в меня. А я не буду верить в Вас. Может, мы так и умрём: Вы в ледяной вечности, а я в охваченном огнём мгновении. 

Обсудить у себя 4