Категория: Гермина в Аду.

V.

Нет, мне не нужна его смерть. Мне нужна его жизнь. Да только выхода нет. Розы белые. Розы придётся красить. Они белые. Розы придётся красить. В красный. Красить в красный. Кровью. Это существо будет вдыхать запах роз и простыней, что пахнут сладкой, но свежей ночью. 

Я смогу расстегнуть рубашку. Разорвать её. Чёрт знает, что я смогу. Я смогу только смотреть. Смотреть. Сходить с ума. Насколько безупречно это существо. Здесь, на этих розах. Маленькие цветочки с острыми шипами. Дикие розы из его тернового венка. Так кому больнее: тому кто сплетёт этот венок или тому, кого им увенчают? Мы решили не измерять боль. Наша для нас самая сильная. Чужую мы никогда не испытаем. Тот, кто плетёт венок, никогда не наденет венка. Тот, кто увенчан им, приговорён к нему, этого венка не плёл. 

Всё давно поменялось местами. Они выбирают себе роли. Швыряются этими ролями. Конечно, до ужаса тривиальными ролями. Они уже не помнят своих истинных ролей. А эти глупцы всё плетут венки, но не надевают их. Плетут для других. Для таких же глупцов. 

Мы не можем поменяться. Меня должно убить это существо. Но как? В этих наручниках на моей постели… Я завяжу ему глаза, заклею рот. Чтобы лишить возможности слышать и видеть. Но не слышать и не видеть мне. Не слышать его голоса и не видеть глаз. Я обрекаю на это себя.

Я мучаю себя. Здесь, на этих розах, чувствуя под собой шипы, он вдыхает их запах. Он не чувствует боли. Он не любит розы. Он любит свои мысли о них. Я злюсь. Нужно было засыпать постель цветами жасмина и дьявольски смеяться, когда у него невыносимо заболит голова. 

Я смотрю. Всё, что я могу. Смотреть. Скользить губами по его шрамам. Это существо изнемогает от скуки. Ему совершенно неинтересно то, что тут происходит. Вечности подходят к концу. Пора проверить: насколько он бессмертен. Розы ещё белы. 

Обсудить у себя 6