Категория: Гермина в Аду.

[2]

Два. Или день. Но осени для меня больше не будет. Она ушла от меня ещё месяц назад. И я всё ещё виню себя в этом. Впрочем, с каждым днём всё хуже и хуже. А теперь, когда меня покинула надежда на осень… Вливать в себя алкоголь и смотреть на звёзды. А что мне ещё..? 

И, кажется, менять роли. Отчего-то чувствую себя злой колдуньей, которая мешает счастью двух влюблённых. Банальному земному счастью и благополучию. Маленькая смерть для личности. И низкой земной любви. Общедоступной. Разве может это быть чем-то высоким, раз оно доступно всем? Это искусство медленно втаптывают в грязь, а любовь никогда и не была чем-то высоким. Так вот, злая ведьма. Здесь, впрочем, тоже не слишком-то гладко. Нет никаких двух влюблённых. Нет никакой земной любви. Есть личная химера принца. Химера, которой места тут нет. Русалкам есть, а ей нет. Но это гадкое ощущение не пропадает. «Если она его любит, то она не должна мешать его счастью, она должна его отпустить.» Кажется, и мне довелось сказать такую глупость. Или персонаж настолько не проработан, или всё, что остаётся после этого, — лезть в петлю. А что, черт возьми, без него делать? (То, что делать с ним — увы, не наша проблема.) Но самое смешное, что и смерть этого глупого персонажа вызывает лишь радость. 

Ладно, всё менее мерзко. В этой пьесе мы лишены счастья, благополучия и любви. А химерам места здесь нет. Ни моим, ни Вашим. Ведь никто из нас в них не верит. И я отношусь к Вам никак. С той лишь разницей, что мне больно. Но это Вы и обещали. 

Лгать не выходит.
Но я всё равно не скажу.
Это не то, что я могу сказать.
Это не то, что Вы можете подумать. 

Обсудить у себя 8